Икона дня

Календарь

Публикации

Публикации
Главная » 2015 » Июнь » 20 » Престольный праздник Свято-Андрониковского храма в г. Чернушка
21:36
Престольный праздник Свято-Андрониковского храма в г. Чернушка

   

20 июня 2015 года, в день памяти небесного покровителя храма святаго священномученика Андроника, архиепископа Пермского и Кунгурского, в Свято-Андрониковском храме г. Чернушка была совершена Божественная Литургия. Богослужение возглавил благочинный храмов Чернушинского округа, настоятель храма протоиерей Сергий Пашкевич. В храме молились прихожане и игумения с сестрами Свято-Никольского монастыря. По окончании богослужения отец Сергий поздравил всех с престольным праздником храма и пожелал небесного заступничества Святаго Священномученика Андроника.

   

 

Святой священномученик Андроник (Никольский), епископ Пермский и Кунгурский, открывает сонм новомучеников и исповедников Пермской епархии. 

Родился будущий святитель 1 августа 1870 г. в г. Мышкине Ярославской губернии, на берегу Волги, в благочестивой семье диакона Александра Егоровича Никольского и его супруги Екатерины Николаевны. В святом крещении он был назван Владимиром. С отроческих лет сын Никольских проявлял склонность к духовным предметам. Получив начальную подготовку в Угличском духовном училище, он продолжил обучение в Ярославской Духовной Семинарии, и в 1891 г., окончив ее по первому разряду, был назначен для продолжения образования в Московскую Духовную Академию.

Ранняя кончина матери повлияла на устроение Владимира и во многом определила выбор им монашеского пути. Уже в первые два года учебы в Академии он обнаружил свое устремление и ожидал позволения начальства принять постриг. Окончив курс в 1895 г. он в том же году был пострижен и рукоположен во иеромонаха. Первый опыт служения будущий епископ приобрел в Кутаиси в качестве помощника инспектора Духовной семинарии. Тогда же, в 1896 г., он получил первую свою награду – набедренник и был переведен в Александровскую Духовную Семинарию в Ардоне. Он много занимался миссионерством и позднее был назначен инспектором Семинарии. Через год «за усердную и полезную службу» о. Андроник был возведен Святейшим Синодом в звание соборного иеромонаха Ставропигиального Московского Донского монастыря и уже через полгода, в сентябре 1897 г., назначен членом миссии в Японию, куда и направился вместе с архимандритом Сергием (Страгородским). В 1906 г. о. Андроник был хиротонисан в епископа Киотского и стал помощником начальника миссии епископа Николая (Касаткина), в котором нашел духовного отца и друга. Однако вскоре по болезни о. Андроник был вынужден возвратиться назад, в Россию. Подвижнический и миссионерский путь Владыки Андроника продолжался в Тихвине (1908 г.) и в Омске (1913 г.). В трудное для России время, в 1914 г., он получает назначение на Пермскую кафедру и в 1918 г. возводится в сан архиепископа.

Владыка Андроник пользовался большим уважением среди верующих. Нестяжательность составляла неотъемлемую черту его характера и была хорошо известна всему клиру. Он вменял ни во что всякое материальное благополучие: не носил шелковых ряс и, хотя был награжден многими церковными орденами, никогда не надевал их, архиерейской каретой владыка не пользовался — на ней соборное духовенство ездило по требам. Его ценили и как деятельного, энергичного архиерея. О стиле управления епископа Андроника делами епархии дает представление одно из сохранившихся обращений: «Всякий пастырь умеет вести житейский разговор<…>, пусть же позаботится такой же душевный разговор или беседу иметь и с духовными своими чадами <…>. Проповедь преимущественно собеседовательногохарактера  — вот, что прежде всего, необходимо по нуждам времени». «Не потерплю одного показывания товара лицом, бумажной деятельности, хвастливого расписывания несуществующих начинаний и дел <…> Но не потерплю и тех, кто вместо правды принесет мне наглую ложь на собрата <…> Но противно для меня все, что делается только в угоду мне, а не по долгу пастырства».

Неутомимый миссионер, истовый молитвенник, вдохновенный проповедник, Владыка Андроник отличался дерзновенностью в порицании зла и истинно патриотическим служением Отечеству. Много потрудился он и для становления Союза Русского Народа. Его чрезвычайно смелые выступления, разоблачающие сущность революции, звучали в те годы с амвона и в печати.

Время, в которое ему довелось служить, было наитруднейшим для Церкви. Февральская революция потребовала приспособления к новым, неблагоприятным, условиям. Владыка был убежденным приверженцем законной власти  —  венчанного государя, однако после отречения, он призывал верующих оказывать послушание новой власти по заповеди, и даже самый пристрастный критик не нашел бы в его речах призыва к неповиновению, хоть и прорывается в них личное отношение к происходящему: «Около Царя русские люди объединялись, как дети возле отца. <…> Не стало у нас Царя <…> как триста лет тому назад, в лихолетье, разворовали Отечество подлые людишки и ввергли его в погибель, так и ныне до этого довели бесчестные царские слуги <…>. Что же нам делать среди таких испытаний? Прежде всего мы будем проявлять полное подчинение Временному правительству, как власти, которая не без воли Божией взяла бразды правления <…> Пусть не разжигаются страсти и не проявляются обострения между русскими людьми, ибо сия вражда может в корне подорвать нашу жизнь…»

Владыка был одним из самых верных помощников Патриарха Тихона на Поместном Церковном Соборе 1918 г. Его глубокое понимание основ Православия, цельность исповедания, решимость и убежденность снискали ему определение «огонь пылающий». Вскоре после большевистского переворота он призывает свою паству к объединению на защиту Церкви, объявленной на положении нелегальной. Декрет СНК «Об отделении Церкви от государства и школы от церкви» 20 января (2 февраля) 1918 г. послужил первым сигналом к наступлению на Православную Церковь. Отовсюду поступали известия о выпадах в отношении духовенства, попытках ограбления, покушениях на священников. В этих обстоятельствах на Соборе звучит воззвание к народу, обличающее лицемерие декрета о свободе совести: «Полное насилие над совестью верующих <…>. Объединяйтесь же, православные около своих храмов и пастырей, <…> составляйте союзы для защиты заветных святынь. Эти святыни  — ваше достояние. Мужайся же, Русь Святая. Иди на свою Голгофу».

А в это время в Перми пролилась первая кровь защитников святынь. 9 февраля большевики предприняли попытки ограбления и захвата помещений Белогорского подворья и женского монастыря. С собора в Пермь епископ направит грозное послание: «Врагов Церкви отлучаю от Святого Причастия и от надежды на вечное спасение.»

После его возвращения в Пермь, в архиерейских покоях был учинен обыск, изъяты документы из канцелярии, а его самого принудили дать подписку о невыезде. Кампания клеветы в адрес владыки, которую развернули в Перми местные газеты, была предвестием его ареста. Газеты пестрели заголовками: «Почему шумят попы?», «Мы принимаем вызов!», «Защитники мрака»…Близкие уговаривали Владыку скрыться. Однако он отвечал, что до тех пор, пока он стоит на страже веры и Церкви Христовой, он готов ко всему, готов и принять смерть за Христа, но паству свою не оставит. За каждой церковной службой архипастырь обличал представителей новой власти: их беззаконие, декларативный характер декретов и нравственную погибель, которую несут России их действия. Сотни горожан приходили слушать слово святителя. Большевистский режим не мог оставить такого святителя на свободе. У владыки были предчувствия, или, вернее, знание, что свидетельства за веру не избежать. В своем письме он уведомлял Патриарха Тихона: «Я пока на свободе, но, вероятно, скоро буду арестован». Когда 4 июня 1918 г. чекисты выталкивали его из подъезда дома, кротко и спокойно прозвучали его слова: «Прощайте, православные!» Во время допроса архиепископ Андроник держался мужественно, не отвечая ни на одно из предъявленных ему обвинений. И только под конец он все же решил высказать своим «судьям» то, что было у него на сердце. Боль не за себя — за поруганную веру, за гонимую Церковь были сильнее тех чувств, которые мог бы вызвать его собственный арест. Будто взвешивая каждый свой жест, каждое слово, он снял панагию, завернул ее в большой шелковый лиловый платок, положил перед собой на письменный стол, и, обратившись к чекистам, сказал примерно следующее: «Мы враги открытые, примирения между нами не может быть. Если бы положение было противоположным, я, именем Господа Бога, приняв грех на себя, приказал бы повесить вас немедля.» Сказав это, он неспешно развернул платок, надел панагию, спокойно поправил ее на груди и, погрузившись в молитву, не произнес больше ни одного слова. В первом часу ночи 7 июня владыку Андроника повезли на расстрел. Палачи заставили архиерея рыть себе могилу, и, закопав его живым, расстреляли через слой земли.

Священномученик Андроник Пермский и Кунгурский был причислен к лику местночтимых святых Пермской Епархии в 1999 г. и прославлен для общецерковного почитания в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 г. Память совершается 7 (20) июня.

Источник: http://pravperm.ru/home/svyatye_i_svyatyni/svyatye/svyawennomuchenik_andronik_permskij/

 

 


Поделиться...
Просмотров: 506 | Добавил: dimitriy | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

 

Создать бесплатный сайт с uCoz